Россия позволит Беларуси проесть стабилизационный кредит

Беларусь получит из Антикризисного фонда ЕврАзЭС в этом году на 200 млн долларов больше, чем планировалось ранее. Об этом вчера в Минске сообщил премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович. По его словам, уже летом Беларусь получит первый транш кредита в объеме 800 млн долларов, а осенью - второй транш на сумму более 400 млн долларов.

Забавно, но белорусские власти опять разошлись в показаниях с Россией. В положительном решении вопроса по кредиту сомнений как будто уже нет, однако решение о его предоставлении еще будет обсуждаться 4 июня в Киеве на заседании Антикризисного фонда ЕврАзЭС. Но главное в другом: откуда всплыли "лишние" 200 млн долларов? Сумма великовата, чтобы считать ее оговоркой.

В Минске 19 мая министр финансов России Алексей Кудрин на пальцах объяснил, на какую финансовую поддержку может рассчитывать Беларусь в этом году для стабилизации валютного рынка и ситуации в экономике: 1 млрд долларов из Антикризисного фонда ЕврАзЭС (из общих трех) и 3 млрд долларов от продажи активов.

Исходя из озвученных сумм главой правительства Беларуси, общая сумма кредита на этот год - 1,2 млрд долларов. Является ли это косвенным подтверждением, что белорусским переговорщикам удалось уломать Россию на больший кредит?

На пресс-конференции по итогам заседания Совета глав правительств СНГ в Минске 19 мая Михаил Мясникович заявил, что через систему фонда ЕврАзЭС "будет решаться вопрос о выделении Беларуси трех, может быть, трех с половиной миллиардов долларов".

Сопоставив два его заявления с интервалом в сутки с тем, что 19 мая вечером состоялась встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко, само собой напрашивается вывод, что стороны явно могли переиграть или общую сумму кредита, или размер займа на этот год.

Правда, принципиально это ничего для нас не решает. Даже Мясникович признал, что на ситуации на валютном рынке получение кредита никак не скажется. Деньги в один присест будут проглочены белорусской экономикой, трясущейся в ломке из-за нехватки валютной дозы.

Вспоминается, что финансовые власти еще ранее анонсировали движение кредита по единственно возможному маршруту - "антикризисный фонд - золотовалютные резервы Беларуси". 19 мая в Минске Алексей Кудрин признал это приоритетным способом распоряжения денежными средствами.

"Мы не хотим, чтобы эти деньги тратились. Большая часть их должна впоследствии служить увеличением золотовалютных резервов. Дефицит платежного баланса должен снижаться, а накопленные средства должны стать подстраховкой для будущего", - пояснил он.

Но складывать в ЗВР деньги никто не будет. В этом нет смысла при той нестабильности в экономике и хаосе на валютном рынке.

"Деньги пойдут в ЗВР, мы их учтем, отчитаемся, а дальше они пойдут на проедание. Очевидно, что деньги уже давно распределены и распилены для оплаты критического импорта. Для того на самом деле они и будут даны. У нас в настоящий момент без трат из ЗВР стоит реальный сектор, нужны хоть какие-то валютные вливания. Более того, уже возникают неплатежи за поставленные нам энергоресурсы", - отмечает финансовый аналитик Сергей Чалый.

Бывший глава Нацбанка Станислав Богданкевич разделяет это мнение, подчеркивая, что Россия, вроде бы настаивая на ином механизме использования кредита, бессильна на что-то повлиять даже как кредитор.

"Нам нужно сегодня стабилизировать валютный рынок, а это значит, что нам нужны кредиты на проедание. Россия и Кудрин понимают, что в данный момент невозможно быстро сбалансировать внешнюю торговлю. Когда у нас 2,5 млрд долларов превышение импорта над экспортом, из чего зачислять в ЗВР? Надо оплачивать импорт. Поэтому деньги пойдут в ту же Россию на оплату поставляемого ею газа, сырья, комплектующих", - отмечает он.

Таким образом, вопрос преодоления хаоса на валютном рынке остается открытым. Но это не значит, что проблема не решаема в течение определенного периода времени, констатирует Богданкевич.

"Чтобы сделать более приемлемый курс рубля, для этого не надо брать кредит. Равновесный курс необходимо установить на базе спроса и предложения. В этой связи первой и незамедлительной мерой по стабилизации валютного рынка должно стать открытие альтернативной сессии на Белорусской валютно-фондовой бирже".

По словам эксперта, главная проблема Беларуси не в большой потребности заемных средств, а в необходимости действий.

"Должна быть объявлена системная комплексная программа выхода из кризиса с описанием не только источников получения валютных средств, но шагов по сокращению рублевой денежной массы, сбалансированности внешней торговли, прекращению безресурсного кредитования экономики. Но для этого нет политической воли", - отмечает Станислав Богданкевич.

Дать реформаторского пинка, по идее, должна Россия. И белорусские, и российские переговорщики время от времени вспоминали об антикризисной программе. Однако, полагает Сергей Чалый, "кажется, Россия только делает вид, что дает деньги не просто так".

Дать белорусским властям необходимую мотивацию для серьезных шагов не способен никто, кроме МВФ, полагает эксперт.

"В июне начнет работу миссия МВФ. По итогам мониторинга они сделают обзор. Судя по всему, документ будет достаточно жесткий с выводами и рекомендациями относительно экономической политики. Если документ не окажется красной тряпкой для наших властей, то, видимо, можно будет ожидать и обращения к фонду за кредитом", - считает Чалый.

По словам Богданкевича, властям давно следовало обратиться к МВФ. По его оценкам, ориентировочная сумма кредита, на которую следовало бы сделать запрос, составляет около 8 млрд долларов.

Глава же российского Минфина полагает, что более подходящей альтернативой для поиска дополнительных валютных средств будет продажа активов. По его словам, у Беларуси достаточно весомых предприятий, чтобы дополнить программу кредитования необходимым объемом валютных ресурсов, которые можно получить в ближайшие два-три года, чтобы максимально обеспечить стабильность экономики и валютной ситуации.

Всего за три года, по расчетам Кудрина, Беларусь должна выручить от приватизации 7,5-9 млрд долларов, из них 3 млрд - уже в этом году. Сергей Чалый полагает, что Россия неспроста озвучила конкретные цифры по приватизации, так как уже все просчитала, исходя из своих собственных интересов.

"Перечень предприятий, прописанный в плане приватизации, это мусор. Россию интересуют совсем другие активы. И, озвучивая наши предполагаемые доходы от продажи активов, Россия держала в уме конкретные предприятия. Думаю, во время переговоров с Лукашенко Путин еще раз конкретно на пальцах указал, что нужно России", - считает Чалый.

Одним из таких активов, наверняка, является "Белтрансгаз". Точнее, его половина, принадлежащая Беларуси. За вторые 50% акций газотранспортного предприятия Россия, по словам Мясниковича, готова выложить 2,5 млрд долларов. Ровно столько же, сколько Газпром заплатил за первый 50-процентный пакет.

Отправить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
              _        __     __  _       __  __ 
_ __ ___ (_) ___ \ \ / / | |__ | \/ |
| '_ ` _ \ | | / __| \ \ / / | '_ \ | |\/| |
| | | | | | | | \__ \ \ V / | |_) | | | | |
|_| |_| |_| |_| |___/ \_/ |_.__/ |_| |_|
Введите код, изображенный в стиле ASCII-арт.
Создание сайта в Беларуси ООО "Интернет-маркетинг"